Любое дело решаемо.

Актуально

24 апреля
Позвонить юристу
67 505 970
Изменения к Закону об иммиграции Латвии
1 января 2018 года вступили в силу поправки к Закону об иммиграции, которые предусматривают отмену исключений для определенных категорий иностранцев, которые не должны были платить государственную пошлину в первый раз, повторно запрашивая временный вид на жительство.
Новые изменения в Иммиграционном законе Латвии
2 марта 2017 года вступили в силу новые поправки к Иммиграционному закону Латвии (далее – Закон), согласно которым появилось несколько новых оснований для получения временного вида на жительство в Латвии (далее – ВНЖ), а также серьезным образом изменились условия для получения ВНЖ на основании регистрации представительства иностранного коммерсанта.
Член Торгово-промышленной палаты Латвии Latvijas Tirdzniecības un Rūpniecības Kameras biedrs Member of the Latvian Chamber of Commerce and Industry

Вкратце о нас

Юридическое Бюро "INLAT PLUS" с момента своего создания в 1996 году является одним из самых активных и известных компаний, действующих на рынке юридических услуг Латвийской Республики. Объем и виды предоставляемых Компанией юридических услуг может удовлетворить самым взыскательным требованиям клиентов (юридических и физических лиц).

Контактная информация

Адрес бюро:
E-mail:
Латвия, г. Рига, LV-1050,
Бривибас 40-15
ip@inlatplus.lv
Тел.:
Факс:
(+371) 67505970
(+371) 26403577
(+371) 67505978

Как устраняют совладельцев

07.09.2006

Оксана Мигунова, Бизнес.LV - http://www.arkolia.com/bizneslv/

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

В прошлом номере в этой рубрике мы рассказывали, как благодаря лазейке в новом Коммерческом законе и из-за невнимательности одного из совладельцев фирмы его лишили контрольного пакета в ООО. Сегодня член правления фирмы Inlat Plus Александр Ленковский рассказывает о том, какую еще (гипотетическую!) возможность избавиться от компаньонов открывает этот закон.

ЧЕГО МЫ ЖЕЛАЕМ НАСЛЕДНИКАМ

Иногда бывает, что хозяева фирмы не хотят видеть наследников своих компаньонов. Дескать, тебя я знаю, мы с тобой работаем, а случись что — извини. С твоими детьми (женой) вести дела не хочу, уж лучше я им возмещу деньгами... Или, наоборот, сам совладелец понимает, что из его сына-художника (дочери-филолога) бизнесмена все равно не получится. Что он в коммерции ничего не смыслит и что лучше ему получить наследство не в виде абстрактной доли в ООО, а в виде конкретных купюр с Кришьянисом Баронсом "на обложке". Пускай положит их потом в какой-нибудь банк и живет себе спокойно на проценты, как всякий приличный рантье...

Прежний закон об ООО такой возможности не предусматривал. Он гласил, что в случае смерти одного из участников предприятия его доля просто переходит к наследникам. Новый Коммерческий закон предполагает два варианта действий. Первый — это по умолчанию — доля умершего достается его наследникам, как и раньше. Второй — если так специально указано в уставе — в случае смерти участника его наследники получают не долю в предприятии, а компенсацию. Сумма должна вычисляться следующим образом. Подсчитывается стоимость компании, как если бы она ликвидировалась на момент смерти участника. А затем ее делят пропорционально доли участника. Это называется "ликвидационной квотой".

Например, была компания с уставным фондом две тысячи латов. Через пять лет после ее основания умирает один из совладельцев, которому принадлежало, скажем, 10 процентов. И тогда бухгалтер подсчитывает, сколько стоит фирма, если бы сейчас ее закрывали. Оценивает стоимость имущества, вычитает то, что компания должна, из того, что ей должны. В итоге получается, допустим, собственный капитал в 100 тысяч латов. И тогда участники предприятия должны выплатить наследникам умершего совладельца 10 процентов от этой суммы, то есть 10 тысяч латов.

РАЗ ПОШЛИ НА ДЕЛО...

Казалось бы, Коммерческий закон предоставил свободу выбора коммерсантам. Хочешь — отягощай наследников долей в компании, хочешь — деньгами. Однако тут и таится главная опасность. Предположим самое страшное. Один из совладельцев компании решил избавиться от своего напарника.

И цинично нанял для этого дела людей редкой специальности. Киллеры отлично справились со своим заданием, организовав, скажем, автомобильную аварию. Что происходит дальше?

Если в уставе имеется соответствующая запись, нечестный совладелец откупается от наследников деньгами. При том что сумма компенсации может быть и совсем маленькая, и даже "со знаком минус", если у фирмы долгов больше, чем доходов.

А ведь доходность многих фирм циклична, и в этом случае спрогнозировать величину возмещения согласно ликвидационной квоте совсем несложно... Или представим себе ситуацию, когда фирма находится на стадии заключения выгодного контракта. Сейчас пока прибыли нет, но через год ожидается миллион. И совладельцы об этом знают. Но знают ли наследники?..

Словом, страшные вещи можно нафантазировать по поводу 191-й статьи Коммерческого закона. Мы надеемся, что это и останется лишь плодом воображения. Однако на всякий случай (береженого известно кто бережет), мы не рекомендовали бы писать в уставе о том, что в случае смерти одного из совладельцев его наследники получают "ликвидационную квоту". Впрочем, такую запись и так редко можно встретить в уставах, написанных в стандартной форме.

А если и встретишь, то создается впечатление, что юристы, которые составляли учредительные документы, включили ее просто "для разнообразия". Понравилось им, что появилась такая возможность, вот и включили.

А не надо бы...

ОТ РЕДАКЦИИ

Версия Александра Ленковского нам показалась интересной и достойной пера Агаты Кристи вместе с Артуром Конан Дойлем. Одно нам непонятно: зачем совладельцу брать такой грех на душу — идти на мокрое дело. Не проще ли, как это сейчас делается сплошь и рядом, организовать новую фирму с похожим названием и увести туда, коли уж владеешь ценной информацией, партнеров и клиентов. А наследникам (если компаньон, например, все-таки умер), оставить компанию, которая на ладан дышит? За примерами далеко ходить не надо — смотри историю про латвийского дилера Mercedes-Benz.

/ Оксана Мигунова, Бизнес.LV /
Понравилась информация? Поделиться