Любое дело решаемо.

Актуально

24 апреля
Позвонить юристу
67 505 970
Изменения к Закону об иммиграции Латвии
1 января 2018 года вступили в силу поправки к Закону об иммиграции, которые предусматривают отмену исключений для определенных категорий иностранцев, которые не должны были платить государственную пошлину в первый раз, повторно запрашивая временный вид на жительство.
Новые изменения в Иммиграционном законе Латвии
2 марта 2017 года вступили в силу новые поправки к Иммиграционному закону Латвии (далее – Закон), согласно которым появилось несколько новых оснований для получения временного вида на жительство в Латвии (далее – ВНЖ), а также серьезным образом изменились условия для получения ВНЖ на основании регистрации представительства иностранного коммерсанта.
Член Торгово-промышленной палаты Латвии Latvijas Tirdzniecības un Rūpniecības Kameras biedrs Member of the Latvian Chamber of Commerce and Industry

Вкратце о нас

Юридическое Бюро "INLAT PLUS" с момента своего создания в 1996 году является одним из самых активных и известных компаний, действующих на рынке юридических услуг Латвийской Республики. Объем и виды предоставляемых Компанией юридических услуг может удовлетворить самым взыскательным требованиям клиентов (юридических и физических лиц).

Контактная информация

Адрес бюро:
E-mail:
Латвия, г. Рига, LV-1050,
Бривибас 40-15
ip@inlatplus.lv
Тел.:
Факс:
(+371) 67505970
(+371) 26403577
(+371) 67505978

Возникновение договора полномочий при кредитных правоотношениях

16.11.2004

Одной из острых проблем, стоящих перед предпринимателями, является недостаточное количество денежных ресурсов. Вопросы поиска наиболее оптимального вида и способа пополнения основных средств производства, необходимость их модернизации, неизбежно приводят предпринимателей на мысль об обращении в банк с целью получения доступа к кредитным ресурсам. Однако, вступая с банком в кредитные отношения, необходимо знать и чётко понимать те риски, с которыми сопряжена операция по кредитованию и которые могут возникнуть для заёмщика на всём протяжении действия кредитных отношений.

Это связано с тем, что банки, будучи заинтересованы не только в возврате суммы основного долга, но и в получении прибыли, требуют от заёмщиков каких то дополнительных гарантий, подкрепляющих обязательственное право. В банковской практике общепринятым является подкрепление силы обязательств должников путём учреждения залогового права и неустойки. Поэтому практическое воплощение и юридическое оформление кредитной операции приводит к необходимости подписания нескольких документов.

Помимо традиционных институтов гражданского права, призванных усиливать действие обязательственного права, нередки случаи, когда с клиентов, желающих получить кредит под залог недвижимости, банки требуют подписания договора полномочия. Ниже хотелось бы рассмотреть именно такой случай и проследить, каким образом банки смогли задействовать такой инструмент как договор полномочия в качестве одного из элементов защиты своих кредиторских интересов.

Согласно ст.2289 Гражданского закона ЛР – “по договору уполномочия одна сторона (уполномоченный, доверенный) обязуется исполнить для другой (уполномочившего, доверителя) известное поручение, а уполномочивший обязуется действия уполномоченного признать обязывающими”. Даже кажущаяся на первый взгляд простота такой дефиниции не может скрыть сложностей, заключённых в её содержании. Общая концепция и правовая природа договора полномочия сводится к тому, что:
  • задание, порученное доверенному, должно быть таким, в исполнении которого заинтересован сам доверитель. В противном случае, когда соответствующее действие представляет интерес только для самого поверенного, это не может являться поручением (ст.2293);
  • доверитель обязан признать действия доверенного так как будто бы они было совершенны самим доверителем;
  • содержание поручаемого задания состоит в совершении определённых юридически значимых действий, в том числе и тех, целью которых является установление каких-либо правовых отношений.

В случае подключения такого договора к кредитной операции в качестве доверителя выступает сам заёмщик, который передаёт банку полные и неограниченные права по распоряжению своей недвижимой собственностью. Предметом такого договора является управление, обхозяйствование, а также иные действия с принадлежащей заёмщику недвижимостью, в том числе продажа, мена, дарение, сдача в наём или аренду и иное распоряжение данным имуществом.

Хотя данный договор и следует рассматривать как составную часть кредитной операции, всё же достаточно сложно проследить и выявить обоюдную заинтересованность сторон договора полномочия на основании таких правовых отношений. Вызывает сомнение присутствие фактического волеизъявления у уполномочившего, хотя с юридической точки зрения дефекта воли не имеется, т.к. в преамбуле такого договора будет чётко сказано, что стороны вступают в данные правоотношения, свободно выражая свою волю, и действуют без обмана, заблуждения или принуждения.

Вполне оправдано, что банк идёт на такие меры, желая обезопасить себя от убытков, которые могут быть причинены ему недобросовестными действиями должников. Наличие подобного рода отношений, несомненно, является хорошим стимулом для побуждения должника вовремя и в полном объёме исполнять добровольно взятые на себя долговые обязательства. Подписав такой договор, доверитель тем самым присваивает уполномоченному права на совершение с данным объектом недвижимости всевозможных действий, в том числе имеющих правовой характер. Реализация банком (уполномоченным) своих прав по договору полномочия на практике может привести к плачевной и абсурдной ситуации – когда уполномоченный, действуя в пределах присвоенных ему полномочий от имени (но в интересах ли?) доверителя без его ведома реализует объект недвижимости третьему лицу. Данные действия уполномоченного будут являться юридически корректными (по крайней мере, существует внешняя видимость того, что все действия совершены в правовых рамках), а обращения доверителя к правоохранительным органам с просьбой анализа совершённых уполномоченным действий с его недвижимостью на предмет выявления признаков состава какого-либо преступного деяния, предусмотренного особенной частью Уголовного закона ЛР, вряд ли увенчаются успехом. В лучшем случае ему укажут, что между доверителем и банком существуют гражданско-правовые отношения, а поэтому все споры и разногласия, вытекающие из подобного рода отношений, следует решать в гражданско-правовом порядке в судах.

Единственное, что может сыграть решающую роль в защите законных интересов доверителя, это апеллирование к следующему. Реализация прав, заложенных в договоре полномочия, должна происходить в строгом соответствии с положениями, установленными как самими сторонами, так и нормативно-правовыми актами. Несмотря на основополагающий принцип договорной свободы, свойственный сущности гражданско-правовым отношениям, закон всё же вводит в отношения частных лиц элементы обязывающего характера. Так, ст. 2304 ГЗ устанавливает, что “уполномоченный не имеет права извлекать из дела прибыль для себя самого, но все, что им вследствие полномочия выручено или получено, кроме лишь предоставленного ему из этого доверителем, а также все приобретенные по поручению вещи, права и иски он обязан

передать доверителю, не исключая и того, чего он по заблуждению или в нарушение полномочия получил больше, чем полагалось. Уполномоченный должен передать своему доверителю и полученную или получаемую прибыль, плоды и проценты, а также все, что ему было доверено для исполнения поручения”. В этом проявляется безвозмездность договора полномочия. Поэтому с трудом представляется, что банк, получив подобного рода полномочия, наряду с оказанием финансовых услуг, станет ещё заниматься и вопросами обхозяйствования и управления недвижимой собственностью. Однако не это является основной целью установления с должником отношений полномочия. Основной смысл заключения договора полномочия в рамках кредитной операции состоит в ином, а именно – в получении банком права и возможности достаточно быстро и легко реализовать заложенное имущество, минуя процедуру исполнительного производства.

В случае неисполнения должником своих обязательств по договору займа, банк самостоятельно находит покупателя заложенного имущества и, используя присвоенные ему доверителем (должником) права, отчуждает данное имущество за сумму, обычно равную сумме долга. При этом происходит игнорирование положений, предусмотренных ст.2300 и 2301 закона – “уполномоченный ... должен действовать прежде всего по указаниям доверителя” и “при отсутствии определенных указаний уполномоченный … должен действовать не исключительно по своей прихоти, а так, как в соответствующем случае, вероятно, действовал бы сам доверитель для наивыгоднейшего окончания дела…”.

Доверитель, даже осознавая наличие долга, вряд ли сам добровольно пойдёт на такой радикальный шаг, как продажа собственного имущества. Да и не обладает он правомочием на отчуждение заложенного имущества. Поэтому, существует возможность обжалования действий уполномоченного, есть вероятность того, что действия, осуществлённые доверенным, могут быть признаны недействительными по причине несоблюдения им отдельных положений закона.

/ Дмитрий Шустов /
Понравилась информация? Поделиться