Любое дело решаемо.

Актуально

22 июня
Позвонить юристу
67 505 970
Изменения к Закону об иммиграции Латвии
1 января 2018 года вступили в силу поправки к Закону об иммиграции, которые предусматривают отмену исключений для определенных категорий иностранцев, которые не должны были платить государственную пошлину в первый раз, повторно запрашивая временный вид на жительство.
Новые изменения в Иммиграционном законе Латвии
2 марта 2017 года вступили в силу новые поправки к Иммиграционному закону Латвии (далее – Закон), согласно которым появилось несколько новых оснований для получения временного вида на жительство в Латвии (далее – ВНЖ), а также серьезным образом изменились условия для получения ВНЖ на основании регистрации представительства иностранного коммерсанта.
Член Торгово-промышленной палаты Латвии Latvijas Tirdzniecības un Rūpniecības Kameras biedrs Member of the Latvian Chamber of Commerce and Industry

Вкратце о нас

Юридическое Бюро "INLAT PLUS" с момента своего создания в 1996 году является одним из самых активных и известных компаний, действующих на рынке юридических услуг Латвийской Республики. Объем и виды предоставляемых Компанией юридических услуг может удовлетворить самым взыскательным требованиям клиентов (юридических и физических лиц).

Контактная информация

Адрес бюро:
E-mail:
Латвия, г. Рига, LV-1050,
Бривибас 40-15
ip@inlatplus.lv
Тел.:
Факс:
(+371) 67505970
(+371) 26403577
(+371) 67505978

Как найти управу на эксперта

11.08.2008
В последнее время в государстве предпринимаются попытки упорядочить систему независимой экспертизы. Эффективны ли нововведения, выигрывает ли потребитель от коммерциализации экспертных услуг и есть ли управа на недобросовестного эксперта, рассказывает президент юридического бюро Inlat plus, член Ассоциации независимых экспертов Латвии Виктор Копосов.
Виктор Копосов считает, что экспертов от коррупции может спасти не госрегулирование, а только свободная рыночная конкуренция.
...и другие официальные лица

«В 2007 году был принят Закон о судебных экспертах. Согласно ему у нас в стране может существовать два вида экспертных учреждений: государственное судебное и признанное государством частное. Право представлять суду или другой инстанции свое авторитетное заключение в областях, где таковых учреждений или специалистов нет, дается другим лицам, которые имеют соответствующие познания и опыт.
Были также приняты Правила Кабинета министров № 427. В них говорится, кто в Латвии сегодня может быть экспертом. Обязательные условия для желающего получить лицензию эксперта -- это высшее образование, академическое или дополнительное -- так называемое образование второго уровня, профессиональные знания, сертификат о профессиональной квалификации, обязательное знание госязыка на высшую категорию и безукоризненная репутация.
Ну и, конечно, каждый кандидат должен пройти комиссию. Ее состав также указан в правилах КМ: это судьи, прокурор, представитель Министерства юстиции и, наконец, представитель экспертного учреждения. Скорее всего, государственного».

Кандидатов нет

Закон есть, но исполнять его практически некому. «С прошлого года еще никому не удалось получить гослицензию, -- говорит Виктор Копосов, -- в силу объективных причин. В нашем государстве люди, имеющие, например, огромный профессиональный опыт, могут не знать латышского языка или не иметь нужного образования. Они работают экспертами, их не увольняют -- потому что других нет. Где взять, к примеру, замену для русскоговорящего специалиста по баллистике или почерковедению с 40-летним опытом и средним специальным образованием?
Заметим также, что 90% лицензионной комиссии должны составлять чиновники госаппарата. Возникает вопрос: а как они будут выносить суждения в специальной области, например в зоотехнике или молекулярной физике?
КМ должен также определить порядок профессиональной сертификации. Что у нас происходит сейчас? Большинство экспертов, даже работающих в различных госучреждениях, сертификата не имеют. Я специально интересовался. У некоторых такие документы есть, их выдают различные профассоциации, которые созданы при участии государства или без оного. Кто угодно, даже вот мы с вами можем создать ассоциацию и взять на себя право выдавать сертификат. Ничего страшного вообще-то в этом нет, рынок покажет, чего стоят эти документы. Но при чем здесь государственное регулирование?
Мое мнение таково: новый закон сужает возможности судопроизводства, связывает судью -- это при том, что у нас и так дела тянутся годами».

Закон что дышло

Однако Виктор Копосов утверждает: несмотря на законотворческие неудачи, экспертиза в Латвии все же существует и вполне успешно функционирует. Благодаря старым юридическим нормам. В Гражданско-процессуальном законе, например, говорится о том, что экспертизу могут проводит специалисты соответствующих экспертных учреждений или другие. По усмотрению судьи стороны могут выбрать эксперта по обоюдному согласию. Но если оно не достигнуто, выбор остается за судом.
Большое число фирм, оказывающих услуги по экспертизе, -- благо для граждан. «Приведу пример, -- рассказывает Виктор Копосов. -- Защищаем клиента, которому строители некачественно построили дом. Он платить отказывается. Эксперт, привлеченный строителем, выдает заключение, выгодное для компании. Впрочем, противная сторона предупреждала нас об этом заранее.
Наш клиент вправе назначить другую экспертизу. У судьи на руках два заключения, каждое из которых по-своему оценивает факты. Суд может принять решение на основании одного из них либо назначить третью экспертизу. Таким образом мы вплотную приближаемся к истине».

Низкий КПД

Что касается Закона о защите прав потребителей, Виктор Копосов считает, что он у нас в стране функционирует слабо, процентов на 30, и не проработан как следует. «Согласно этому закону, продавец по просьбе покупателя обязан за свой счет заказать экспертизу негодного товара. За ним остается и выбор эксперта, и финансовые рычаги воздействия на результат у него гораздо действеннее, чем у простого обывателя. Ну неужели нельзя было выделить на это Центру по защите прав потребителя определенную сумму, чтобы исключить коррупцию?»
Впрочем, о работе самого центра Виктор Копосов тоже не часто слышал хвалебные отзывы, да и из своей практики убедился, что это учреждение не очень эффективно радеет о правах своих подопечных: «Бывает, бьешься за клиента, бьешься, и вдруг понимаешь, почему трудно добиться правды -- работники центра просто тормозят ход дела. Их любимые отписки -- «продлеваем рассмотрение для сбора дополнительных доказательств». И дело длится месяцами, в конце концов теряет актуальность, клиент остывает...»

Копай под эксперта

На действия служащего Центра по защите прав потребителей можно пожаловаться в вышестоящую инстанцию (он подчиняется Министерству экономики), и любое его решение можно опротестовать. Но на небеспристрастного частного эксперта жаловаться, выходит, некуда? Неужели без трех экспертиз никак не обойтись?
Почему некуда? Много куда можно. Если вы подозреваете его во взяточничестве -- хоть в полицию или KNAB. Если он имеет сертификат -- в ту организацию, которая его выдала.
А если суд обнаружит, что экспертиза выполнена специалистом, не имеющим опыта или образования, он может не принять ее во внимание. Или вдруг вскроются процессуальные нарушения, например эксперт окажется ранее судимым или алкоголиком. А может быть, он является заинтересованным лицом или родственником одной из сторон.

Ясно. Альтернатива одна -- копать компромат на эксперта.

Либо искать другие косвенные доказательства, которые проливают свет на ситуацию. Экспертиза -- это же не обязательное требование к суду. Судья для вынесения решения оценивает все доказательства в совокупности: и показания свидетелей, и вещественные доказательства.

Ваша карта бита!

Попробуем порассуждать: как доказать негодность дома? Нам могут пригодиться свидетельские показания, документы, подтверждающие использование не тех технологий, бумаги с других предприятий, например поставщиков или субподрядчиков, доказывающие, что были поставлены некачественные материалы. Сметы по ремонту.

Фотографии?

Их мы тоже используем. Но фотография сама по себе -- недостаточная улика. Ей должно быть придано доказательственное значение. Если вы фиксируете трещину на балке, нужно продемонстрировать, что она находится именно в этом здании. А вдруг это фотомонтаж? Не нарисована ли на компьютере дата на фото? Ведь все происходит во временном континууме.
То есть при съемке должны присутствовать свидетели. Лучше всего, если факт зафиксирует представитель какой-либо государственной инстанции: присяжный нотариус или судебный исполнитель. Нотариус может, кстати, засвидетельствовать практически любой факт. Но все же лучше эксперта это не сделает никто.

/ Мария Кугель, Бизнес.LV /
Понравилась информация? Поделиться